Інтерв'ю

Наталья Кулишенко

Наталья Кулишенко: «Эмоции, энергия, огонь! Вот что такое цыганский танец».

Завершая год, принято загадывать желания и подводить итоги. И в преддверии праздника мне вспомнился теплый и важный для меня разговор, который состоялся ровно год назад в кафе, за чашкой чая, с человеком, чьи глаза горели заговорщически и азартно. Она рассказывала о том, чем живет, о деле своей жизни. И я чувствовала, как этот азарт охватывает и меня. Она говорила о танце, ритмы которого чувствует с детства.

Когда получаешь удовольствие сам – его обязательно испытывают и люди вокруг.

– Наташа, как давно ты занимаешься танцами?

– С шести лет – бόльшую часть жизни. Последние десять как профессионал.

– А чем занималась до того, как стала преподавать?

– Я училась в налоговой академии, где-то с 20 лет начала набор в группы – и так понемногу «перебазировалась».

 – … танцовщица с налоговым прошлым 🙂

Многие почему-то думают, что цыганский танец, это просто юбка, которой машут. А то, что это сложная работа ногами (и они в танце основные), знает мало кто.

– Да (улыбается она). Сначала преподавала цыганские танцы, потом добавились балканские и «восток».

– Цыганские и балканские танцы в Украине – это экзотика, ты – один из первопроходцев. Почему выбрала именно их?

– У меня цыганские крови: моя прабабушка была цыганкой. И это есть во мне, и никуда не денется. А когда люди ко мне приходят и спрашивают, что такое цыганский танец, я всегда говорю, что это нельзя объяснить – нужно пробовать. И на своих тренировках я стараюсь, чтобы человек и отдохнул, и расслабился, и получил удовольствие и, конечно же, стараюсь поделиться кусочком себя, своей энергетики.

– Когда ты рассказываешь о том, чем занимаешься, от тебя часто звучит слово «удовольствие». Насколько это важное понятие для танцора?

– Своим ученикам я прививаю любовь к музыке, умение ее глубоко чувствовать, впускать в себя – неважно, это цыганская, или восточная, или балканская – драйв это или релакс. И те новые люди, которые приходят впервые, они стараются стать частью коллектива, который уже живет этим. И когда это получается – это особое состояние. Для меня коллектив – это моя семья. Те девчонки, которые занимаются долго – я уже знаю, кто из них чем живет, чувствую их. И делаю все, чтобы это было по-семейному и уютно – для меня лично и для них.

– Как это происходит – когда человек понимает, что то, что он умеет, интересно и нужно другим? Как приходит желание учить?

– У меня не было такого. Я всегда знаю, что мне это интересно делать самой, и еще давать это другим. Такое ощущение было с детства. Я этим живу. Я с удовольствием делюсь своими знаниями, состояниями.

Танцевать можно научить каждого! Ощущение танца живет в каждом из нас – надо просто расшевелиться :).

– Очень часто слышу от девчонок-танцовщиц, что мир профессионального танца – это мир конкуренции, в котором твоя ученица завтра может стать соперницей. Тебе этот страх знаком?

– Я всегда готова профессионально поделиться, рассказать о цыганском танце. И если возникнет живая здоровая конкуренция – для меня это только плюс. Я всегда стараюсь держать себя в тонусе. И мне бы хотелось, чтобы появился какой-нибудь коллектив, который занимался бы цыганскими танцами, чтобы люди знали о балканском танце больше. Если это будет на профессиональном уровне – это будет очень здорово. Мне очень хочется посоревноваться. А что касается конкуренции – если я сейчас займу на каком-нибудь конкурсе третье или второе место – для меня это будет еще большим стимулом двигаться дальше и познавать новые для меня вещи. Я всегда любила учиться – и я приветствую людей, которые танцуют лучше, чем я – они вдохновляют на движение вперед. Нет предела совершенству 🙂

– Кто обучал тебя саму?

– Первым учителем была моя прабабушка, она обучила меня азам. А сейчас (к сожалению, не могу ездить постоянно в Москву) мне очень нравится театр «Ромэн» Николая Сличенко – безумно классный коллектив, некоторые их вещи меня вдохновляют. Мне иногда достаточно просто посмотреть на что-то, и во мне рождается ощущение, куда двигаться дальше. Вдохновить может какая-то деталь – остальное мне приходится искать самой, и передавать своему коллективу. И потом, я не смогу просто скопировать: я не люблю постоянных вещей – обязательно что-то поменяю в процессе – так мне намного интереснее. Я такой «товарищ», который любит новое :). Поэтому открыла еще и балканские танцы. Это работа ног, без рук или чего-то еще. И это можно сделать так, чтобы это действительно понравилось и моим девчонкам, и публике. Для меня важно, чтобы люди, смотрящие на нас из зала, не только получили зрительное наслаждение, но и зажглись идеей, узнали, что есть такой вид танца. Мне хочется прививать любовь и к балканским и к цыганским танцам в Украине. На своем опыте, на своих занятиях я вижу, как они могут менять настроение людей. В моей «копилочке» есть история о муже, который присылал на мои занятия жену, чтобы избежать семейных ссор – пойди, мол, потанцуй немного, а потом будем решать проблемные вопросы. И это действительно работало. Люди выходят из зала в хорошем настроении. И я получаю от этого удовольствие… Да, я люблю свою работу (Наташа расплывается в улыбке). Когда мне и моему коллективу аплодируют – я получаю настоящее удовольствие. Если человек-профессионал действительно здорово танцует – эти аплодисменты заслуженны. Слыша их, я понимаю, что есть еще к чему стремиться – на этой энергии мне хочется сделать массу вещей. И когда после выступлений мы приходим в зал, я вижу, на каком подъеме девчонки, мы все чувствуем, что будем еще танцевать – что бы ни случилось. И сразу появляются силы учить новые движения. Ради этих ощущений мы съезжаемся из разных частей города, откладываем какие-то другие дела.

Тело – это инструмент. И надо им владеть.

– Что лежит у тебя в основе, когда ты делаешь постановку для себя лично или для коллектива?

– Мне очень важна музыка. Я вообще люблю цыганскую – да и любую зажигающую, которая может заставить пойти в пляс. Но корни все-таки играют свою роль (она лукаво улыбается). Во мне все переворачивается, я не могу сидеть на месте, когда слышу какой-то драйв. Я должна прослушать ее сто пятьдесят раз. Но откуда это все я беру – я не могу сказать. Иногда мне кажется, что я сижу перед листом бумаге – совершенно белым, а через 10 минут я уже в деталях знаю, какими будут некоторые части танца. Я никогда не вижу его целиком – он приходит кусками, а уже потом, на репетициях, выстраивается общая композиция. А дальше предстоит долгий путь, чтобы выучить ее вместе с коллективом – сначала отдельными кусочками, очень медленно, а потом – наращивая темп. Цыганский танец – это очень сложная техника ног, прежде всего. Но потрудиться нужно и рукам, а еще справиться с юбкой. Это 16 метров ткани! И они имеют свой вес! Это действительно непростое дело. Поэтому начинаем освоение танца мы без нее, с техники движения ног и рук, а уже потом добавляем юбку. Иначе мозг может просто взорваться. Сначала я показываю сама, зажигаю девчонок своим состоянием, а уже потом мы разучиваем детали, определяем, кто и где будет стоять.

– Кстати о состояниях. Ты пробовала разные виды танцев – что в цыганском такого, чего ты не встречала в других?

– Эмоции, энергия, огонь! Вот что такое цыганский танец. Я обожаю наблюдать, когда на сцену выходит человек – особенно если он умеет это показать – именно получать удовольствие. Я так и делаю. И точно знаю по своим наблюдениям: когда получаешь удовольствие сам – его обязательно испытывают и люди вокруг. И ты чувствуешь это, тебе отзываются аплодисментами. Это огонь!!!

Я всегда любила учиться – и я приветствую людей, которые танцуют лучше, чем я – они вдохновляют на движение вперед.

– Встречаю разные мнения преподавателей танцев: кто-то говорит, что главные оценки их труда – это оценки судей на конкурсах, кто-то – что самое важное – оценка зрителей. На что своих девчонок настраиваешь ты?

– Даже если человек станцует идеально с точки зрения техники, но «без души» – для меня это не танец. Когда человек танцует и у него в груди разрыв и совершенно отключена голова, и он способен заставить почувствовать это же зрителей – это настоящий танец. Я видела мало людей, которые действительно танцуют. Таким простительны ошибки. Ты сам как зритель смотришь не на это. Ты получаешь удовольствие и говоришь потом: «здорово! Я приду еще!». Вот это танец! Когда хорошо тебе самому и это еще и передается людям вокруг. Я – всегда общаюсь со зрителем. Всегда есть контакт! Я учу девочек танцевать для зрителей. Сколько бы их ни было – ты всегда должен видеть лица и ловить обратную связь. Границы быть не должно. И еще – нужно улыбаться! Губами, сердцем. Цыганский танец без улыбки невозможен!

– Есть еще какието не писаные правила, которые твоя команда должна знать?

– У нас в коллективе я девчонок приучила, что, во-первых, мы все должны быть в одинаковой одежде. Во-вторых, мы все должны танцевать как одна. В третьих, костюмы всегда должны быть в порядке. И, в четвертых, все должны знать танец на зубок. Когда мы выходим, мы должны быть красивыми, станцевать красиво и уйти красиво. Тело – это инструмент. И надо им владеть. Когда ты умеешь это – это здорово!

– В «востоке», говорят, если ты забыла, что делать дальше – делай тряску. В классических танцах предлагают вращаться. Что советуешь своим девчонкам ты?

– Не теряться! Ловить следующий такт и, пока вспоминаешь, идти по кругу или делать махи юбкой. Но мое правило: «Номер должен быть отточен!». Можешь забыть улыбаться, можешь не докрутиться или не попасть в ритм, но все движения сделать обязан!:)

Для меня человек счастлив тогда, когда он добивается своей цели. Когда он живет тем, что делает. Я живу своей работой. И когда вижу ее результаты, я понимаю, что проживаю жизнь не зря.

– Как ты справляешься со страхом сцены?

– Страх живет только за кулисами. Нужно сделать только один шаг на сцену – и отдаться танцу. В нашем коллективе командный дух – это я. Я всегда впереди, и своими криками подзадориваю девчонок. Я выхожу, я понимаю, что за мной – моя цыганская семья, мой коллектив. Я их очень ценю, безумно их люблю и отношусь к каждому по-особому. Я знаю их сильные и слабые места – и к каждому нахожу отдельный подход. Надеюсь, у меня это получается. И где бы я ни танцевала, даже если впереди, я все равно краем глаза вижу, как танцуют девочки. Кто-то не докрутился, кто-то не повернулся – я это чувствую и стараюсь развернуть танец так, чтобы это исправить. Я это чувствую, даже спиной 🙂

– По твоему опыту, бывают ли люди, которых нельзя научить танцевать?

– Нет! Танцевать можно научить каждого! Ощущение танца живет в каждом из нас – надо просто расшевелиться :).

– В любом коллективе бывают конфликтные ситуации. Как ты их устраняешь?

– Знаешь, у нас такого не было. Я стараюсь делать так, чтобы девчонки постоянно менялись местами, чтобы не за что было спорить. А если какието искорки пролетают, мы разруливаем эту ситуацию как можно быстрее, чтобы конфликт не затягивался надолго. Те же люди, для которых этот коллектив «не свой», обычно ощущают это сразу, и через неделю-две после первого занятия уходят. Те, кто остался, остаются надолго :).

Страх живет только за кулисами. Нужно сделать только один шаг на сцену – и отдаться танцу.

– Ты легко прощаешь ошибки?

– Другим, может быть и да, себе – нет.

 – Тогда открой секрет, почему твои девочки не любят, когда ты просишь фотографии и видеозаписи ваших выступлений?

(Наташа смеется) Потому что я привыкла, что мой коллектив должен танцевать как одно целое! На фотографиях все красиво – на видео видно, кто не докрутился, кто не попал в ритм. Так что всегда, где бы мы ни выступали, мы делаем видео. И смотрим свои ошибки: где и что нужно исправить. Они уже привыкли. Я не конфликтный товарищ, но – да, девчонкам от меня попадает. Потом мы, конечно, собираемся и идем дальше.

– Когда все уже «случилось» и выступление закончилось – как ты восстанавливаешься?

– Я прихожу домой, предупреждаю, чтобы меня никто не трогал – и просто слушаю хорошую музыку. Цыганскую, восточную – любую. Это меня восполняет.

Когда вокруг меня люди, когда рядом мой коллектив – я в своей стихии.

– Занятие танцами требует немало времени, поездок на соревнования – случаются конфликты с семьями учениц?

– Сложно приходится тем, кто только пришел, но через какое-то время танец так их захватывает, что и отношения в семье меняются, и появляется и желание и возможности и тренироваться, и ездить на конкурсы. Наташа сказала – команда ответила :)! Мне это действительно очень приятно. Я люблю танцевать и одна, но когда вокруг меня люди, когда рядом мой коллектив – я в своей стихии. Я довольна тем, что уже сделала в этой области, и ощущаю, сколько всего еще нужно сделать! Сколько всего еще не станцовано!

– Моменты счастья для тебя – это что?

– Для меня человек счастлив тогда, когда он добивается своей цели. Когда он живет тем, что делает. Я живу своей работой. И когда вижу ее результаты, я понимаю, что проживаю жизнь не зря.

 

Автор статьи:

Елена Скубанова

Залишити відповідь