Інтерв'ю

Душа оркестра – Орнина

Они нашли друг друга в чужой стране среди миллионов других людей. Их объединили арабские корни, творчество и МУЗЫКА. До встречи друг с другом их было трое – Абдула Битар, Бленд Хасан и Ваиль Аббаси. Сейчас они – один целый и неделимый организм – единственный в Украине коллектив живой арабской музыки «Орнина». История имени их коллектива уходит глубоко в древность. Согласно легенд, Орнина – это женщина, хранительница святых мест, которая первой в мире исполнила песню. С тех пор Орнину почитают, как бога музыки…

«Самое большое вдохновение – это люди»

Ребята, всем интересно, как давно вы в Украине?

Wael Abbasi: Я, например, восемь лет уже здесь.

Belend Hasan: Полтора года.

Abdullah Bitar: Три года.

Почему вы решили приехать именно в нашу страну? Это случайность, или целенаправленный выбор?

Wael Abbasi: Конечно, выбор намеренный. Целью моего визита в Украину стала учеба. Получилось так – когда я приехал, сначала был в Харькове – год изучал русский язык.  А потом уже осваивал специальность.

В самый первый год учёбы меня услышали музыканты, которые также были студентами в институте. Предложили с ними поиграть. Все началось с концерта. И понеслось!  Я не ожидал, что буду развивать своё творчество в Украине, а не только у себя в Иордании. Получилось так, что все удалось.

Belend Hasan: Конечно, цель – высшее образование.

Abdullah Bitar: Я был в России год, прошел подготовительный факультет по изучению русского языка. Потом  просто открыл карту и выбрал первый понравившийся мне город – им стал Харьков.

Почему Харьков? Почему не Киев? Почему не Бровары? 

Abdullah Bitar: Я не знаю. Киев – это столица, большой город. Столица – это всегда хорошо. Но в Харькове много институтов. Я выбрал этот город, по тому, что нашел там свою специальность.

Ваиль, какая специальность у Вас была в университете?

Wael Abbasi: Ветеринар.

Ветеринар?? Почему именно ветеринар?

Wael Abbasi: Потому, что я очень люблю животных. Мне было очень интересно осваивать эту профессию.  Я сталкивался с разными ситуациями, которые связаны с животными. И дома всегда были питомцы. Меня это всегда привлекало.

Бленд, а какую профессию Вы выбрали?

Belend Hasan: Стоматолог.

«Попадание в ритм – это первое, что должна делать профессиональная танцовщица»

Почему выбор именно такой профессии?

Belend Hasan: Люблю медицину с детства. Мой отец – врач, старший брат – врач. Это семейное.

Абдула, какую профессию изучаете Вы?

Abdullah Bitar: Электрических сетей и систем. Профиль, который был у меня в школе – электроэнергия.

«Рай без людей не нужен»

Абдула, я наслышана, что Вы не часто посещаете занятия в университете.

Abdullah Bitar: Просто я попал в группу, в которой не общительные люди.  Мне с ними не очень интересно. У нас на родине есть такая присказка: «Рай без людей не нужен».

Ребята, почему страной, в которой вы получаете образование, стала именно Украина, а не какое-то другое государство?

Wael Abbasi: У нас в стране есть такой закон, согласно которого от оценок в аттестате можно делать выбор будущей профессии.  Например, если моих оценок не достаточно, чтобы поступать на ветеринара в Иордании, то я искал эту специальность в других странах.

У меня были друзья в Украине и они пригласили меня учиться. Так и получилось. Я оказался тут через друзей и знакомых.

Belend Hasan: Причина та же. Я не мог учиться в Сирии по причине недобора выпускных баллов в аттестате.  Медицина требует у нас наличие высокого проходного балла. Украина в этом отношении более лояльна. Кроме того, у меня были здесь родственники.

Я так надеялась, что мне скажут: «потому, что в Украине самое лучшее образование!»  А, оказывается…  Ну хорошо. Абдула, а Вы почему решили учиться в Украине?

Abdullah Bitar: Вся моя семья владеет русским языком, поэтому я выбрал для учебы страну, в которой говорят на этом языке, для еще более глубокого его изучения.

Всем интересно, как вы друг друга нашли?

Wael Abbasi: Вы знаете, я в Украине давно. Года 3-4 назад у меня появились мысли о создании инструментальной группы арабской музыки, я видел, в какой мере это востребовано – и на конкурсах, и на фестивалях по восточным танцам.  «Восток» развивается тут семимильными шагами, и живая музыка ему просто необходима.

Сначала я интересовался тем, чтобы привезти музыкантов с их исторической родины – из арабских стран. Но это оказалось очень дорого, проблемы с регистрацией и много других нюансов. Поэтому, я прямо в Украине начал искать музыкантов с востока, которые играют живую музыку. Мои поиски не увенчались успехом, так как я не смог найти профессионалов, с  которыми бы мог работать.

Потом я совершенно случайно познакомился в Интернете с Абдулой.

С Блендом я познакомился тоже случайно в Донецке через друга.

Мы собрались  первый раз в Луганске (ребята приехали ко мне в гости).  Сделали первую репетицию-знакомство. Класс! Работаем. Так и родилась наша группа…

Ребята, вы живете в разных городах, вас разделяет пространство. Я понимаю, у вас мало времени на совместные репетиции.

Wael Abbasi: Совсем нету времени.

«Первый инструмент – не поверите. Кастрюля!»

Но в это очень сложно поверить. У меня складывается впечатление, что вы 10 лет работаете вместе. Это, безусловно, говорит о вашем профессионализме и таланте всех вместе и каждого по отдельности. Я вернусь в цифры.  Сколько лет вы в музыке и каким был ваш первый музыкальный инструмент?

Wael Abbasi: Я начал играть с 3-х лет. В 12-ть лет начал заниматься музыкой профессионально, в 2003 г. стал народным артистом Иордании. Музыкант растет каждый день. Мне сейчас 26 лет.             Получается, я играю уже 23 года.

Первый инструмент – не поверите. Кастрюля! Родители это увидели, и приняли решение купить мне маленький барабан. И понеслось! Каждый день мне говорили: «покажи, как ты играешь тёте», «покажи, как ты играешь дяде». Родители очень поддерживали меня. Очень-очень… Меня ни разу не ограничивали, ни в инструментах, ни разу не сказали мне «не играй». Они отправили меня в музыкальную школу, чтобы я развивался и дальше.

Когда мы пришли в музыкальную школу, преподаватель сказал: « У меня нет такого слуха, как у вашего ребенка, а его техника превосходит технику моих учеников. Зачем ему терять время? Ему у меня делать нечего.»

Он порекомендовал и дальше работать не «по нотам», а на слух. Так дальше и было.

Abdullah BitarПервый «инструмент» – это тоже кастрюля, я пользовался ею как барабаномJ. Со временем, родители отдали меня в музыкальный институт (у вас это училище), институт для детей. Первый год я учился читать ноты, потом сдал экзамены. Набрал 98 баллов из 100 возможных. Это вполне достаточное количество баллов, для того, чтобы выбирать в дальнейшем любую профессию.

Я очень люблю Ум Кальсум и тараб, именно по этой причине я выбрал для себя уд – струнный инструмент с шестью парными струнами (арабская лютня – прим. автора). Учился шесть лет. И вот шестой год работаю. То есть уже 12 лет.

Belend Hasan: Сейчас мне 21 год, и в музыке я уже 10 лет.

Мой брат начал учится музыке, и я пошел по его стопам.

Первый музыкальный инструмент – пианино.  Меня всегда привлекали клавишные инструменты. Сейчас я играю на синтезаторе. Я люблю его за то, что он воспроизводит много разных звуков. То есть в синтезаторе заключены абсолютно все музыкальные инструменты.

На вечеринке «Ночь в Гареме» мы наслаждались прекрасной музыкой в вашем исполнении. Я сказала фразу «не хочу, что бы ЭТО заканчивалось». Вы вчера достаточно долго играли. Сколько времени вы можете работать? Нужны ли паузы, и, если да, то, как часто?

Wael Abbasi:  Мы можем работать концерт до 8 часов. Но, конечно же, столько времени находиться в одном положении просто невозможно.

Для вокалиста обязательно необходим перерыв, чтобы восстановить связки и горло.

У нашего клавишника – очень сложная работа. Мало того, что он находится все время в одном положении, так еще у него самая психологически сложная работа – он непосредственно создает и воспроизводит музыку, задает ритм. Он обязательно должен отдыхать хоть немного.

У меня тоже – сами знаете – сложная работа руками. При очень длительной работе опухают пальцы. Отдых нужен обязательно, хотя бы небольшой. Паузы в работе каждые 2 часа – это вполне достаточно.

Как вы восстанавливаете силы после длительного концерта?

Wael Abbasi: Достаточно просто хорошо выспаться. И на следующий день сутра можем такой же концерт играть.

Бывает ли так, что хочется все бросить? Ни разу не посещало желание оставить музыку?

Нееет (хором).

Wael Abbasi:  Музыка – это в крови. Это то же самое, если кто-то подойдет и скажет – давай я тебе руку оторву! Кто же согласится так жить?

Belend Hasan:  No life – no music.

«Мы можем работать концерт до 8 часов»

Что или кто вас вдохновляет?

Belend Hasan:  Близкие люди, которые дарят мне хорошее настроение – они для меня большой стимул.

Abdullah Bitar: Для меня самое большое вдохновение – это люди. Люди, которые меня слушают, которым нравится то, что я делаю.

Wael Abbasi:  Лично меня вдохновляют поклонники моего творчества, те люди, которые ждут от меня чего-то нового. Мне для них хочется делать больше и больше.

Есть ли у вас любимые талисманы?

Abdullah Bitar: Для меня самое главное во время выступления – внешний вид. Хороший, дорогой костюм, красивая, до блеска начищенная обувь. Я должен нравиться зрителю, в таком случае я спокоен и могу качественно работать.

Hasan: У меня нет талисманов. Мне ничего не помешает хорошо выступить. Разве что… со мной рядом должен быть всегда мой мобильный телефон.

Wael Abbasi: Мой талисман – это мой барабан. Когда я еду работать без него – просто судить какой либо конкурс – я не чувствую себя комфортно. Но если я с дарбукой – у меня настроение совсем другое. Потому, что последние 15 лет я всегда с дарбукой.

Был случай, когда дарбука упала.  У меня было ощущение, будто бы ударили моего дорогого друга или товарища. Настолько мне это было больно. Тогда я понял, что с инструментом у меня есть реальная связь.

Наверное, это все потому, что когда я играю, я играю душой. Все, что в данный момент у мня внутри – то видит зритель в моем исполнении и слышит в звуках моего барабана. Я все играю в импровизации. Поэтому между мной и инструментом существует связь.

Ваиль, на одном из мастер классов, который Вы проводили для музыкантов, я услышала одну очень интересную фразу. Вы сказали учащимся: «Когда вы играете, вас не только должны слушать, но и смотреть, как на музыканта».

Wael Abbasi: Да. Если я или любой другой человек называет себя профессиональным музыкантом, то он должен не только профессионально владеть инструментом, но и выглядеть, как настоящий музыкант. Первое – уверенная осанка, второе – ухоженный внешний вид. Это совсем не значит, что нужно покупать самые дорогие костюмы. Нет. Главное, чтобы одежда была чистая, аккуратная и со вкусом.

Наша работа не заключается лишь в музыке. Шоу – это тоже большая часть того, чем мы занимаемся, по этой причине люди должны воспринимать не только звук, но и картинку.

Есть ли у вас определенные фишки или секреты, которые привлекают внимание зрителя?

Wael Abbasi: Это определенные украшения, которые я связываю в элементы шоу. Я наклоняюсь или кручу барабан… С технической стороны – это сложно – не каждый музыкант с этим справится. А для зрителя – это интересное зрелище, шоу. Музыкант должен быть активным. Это и есть мой секрет.

Ощущаете ли вы волнение перед выходом на сцену? Как вам удается контролировать эмоции?

Belend Hasan:  Мой брат – для меня главная поддержка. Я могу сделать ему звонок и обменяться всего парой фраз, он пожелает удачи, и я буду спокоен. Еще – зрители. Если людям с самих первых аккордов нравится, то я это тоже чувствую и заряжаюсь этими эмоциями.

Abdullah Bitar: Безусловно. От момента, когда ведущий объявляет мой выход, и в течении первых 10-ти минут меня сопровождает это чувство. Но, когда я вижу, что первая песня прошла отлично, то волнения как  и не бывало. Зрители отдают нам свою энергетику, а мы отдаем им свою. Это и есть для меня главным секретом борьбы с эмоциями на сцене.

«Каждая поклонница – это любимый зритель»

Wael Abbasi: Если передо мной стоит определенная задача – нужно соблюсти определенные требования – то, конечно, я волнуюсь. Я очень ответственно к этому отношусь. Но я – музыкант, который привык играть от души, поэтому, если меня никто не ограничивает в действиях, то я не волнуюсь.

Как вам комфортнее работать? Близкий контакт, когда вы почти в одной плоскости со зрителем, или дальний – когда вы работаете на высокой сцене?

Abdullah Bitar: Зрители для нас – это очень интересно. Люди дают мне силы и вдохновение играть и петь. У нас есть пословица: «Кто ближе к глазам, тот ближе к сердцу».

Вот, например, мне хочеться вернуться в вашу вечеринку «Ночь в Гареме». Очень понравились люди и атмосфера. Я приведу к вам с удовольствием.

Wael Abbasi: Лично для меня  – ближний контакт. Зритель, когда находится близко,  дарит тепло, энергию. Главное, чтобы это не мешало работать. Но, важно уметь красиво,  тактично и просто выходить из любой ситуации.

Парни, у вас есть уже достаточно много, и будет еще больше поклонниц вашего творчества? Восточный танец – это преимущественно женская территория. В связи с этим, повышенное женское внимание – вещь обычная. Как вы реагируете на прекрасное множество восточных красавиц, которые с восхищением приходят на ваши концерты?

Wael Abbasi: Для меня, как для музыканта, каждая поклонница – это любимый зритель. Я каждого зрителя уважаю и люблю. Я должен уважать человека даже больше, чем он меня уважает.

Во избежание дискомфортных ситуаций я не допускаю близкого контакта, так чтобы девушка не обиделась. К каждому нужно иметь особый подход.

Belend Hasan: Конечно, мне это все очень приятно, но я очень спокойно к этому отношусь.

Abdullah BitarКто не любит красоты? J (смеётся) Когда я стою на сцене и пою, конечно же, мне очень приятно видеть, что моё творчество нравится людям.

Как долго вы хотите оставаться в Украине и планируете ли найти тут свою вторую половинку?

Belend Hasan: Для меня не имеет значения от куда девушка – из Украины, или нет – главное, чтобы человек был хороший. Я планирую оставаться в Украине, пока учусь. По окончании будет видно, насколько целесообразно остаться тут, или уехать. Пока что планов нет, но если будет смысл, то я останусь.

Abdullah BitarСамое важное, чтобы у человека была работа. Потому что без нее никак не проживешь. Если есть будущее (работа), то есть смысл и оставаться в Украине. Сейчас для меня «будущее» – это работа в нашем оркестре. Мы хоть с ребятами и не так давно работаем вместе, но я их очень уважаю.  Основное в отношениях – это уважение и понимание.

Вторая половинка – это, конечно, возможно. Но для меня самое главное, чтобы любимая всегда была рядом, в любое время. Я такой человек, который очень любит семью. Семья для меня – это очень важно. Я уже 4-ри года один. Конечно, у меня есть друзья, они меня поддерживают, но у каждого из них своя жизнь, свои заботы, своя работа.

Единственное, чего мне очень не хватает – это тёплые семейные отношения.

На сегодняшний день есть только уд – мой музыкальный инструмент – сопровождает меня в любых жизненных ситуациях, и когда мне плохо, и когда хорошо. Он меня  понимает и поддерживает всегда. Когда мне плохо – я играю, когда хорошо – я тоже беру его в руки. Для меня это не просто музыкальный инструмент – это человек, и даже часть меня.

Wael Abbasi: Я думаю, что все  жизни происходит не просто так. И не просто так мы встретились в чужой стране. С первого дня нашей встречи у меня было ощущение, что я знаю ребят давно. Между нами сразу возникли дружеские отношения. От Абдулы исходит очень позитивная энергетика, мне с ним легко, и Бленд тоже мне сразу очень понравился.

«Мы друг без друга никак»

К стати, влияет ли отсутствие женщины на музыку, творчество и голосовые связки?

Abdullah Bitar: Конечно влияет. Когда я пою песни о любви – я адресую эту песню ЕЙ. Значит я должен прожить смысл песни.

Belend Hasan: Думаю, что влияет. Настроение совсем другое при этом J. Конечно, когда тебе перед концертом позвонит любимая и пожелает хорошего выступления, результат будет заметен.

Абдула, когда Вы встретите спутницу жизни, поменяется ли настроение и репертуар песен, которые Вы исполняете?

Abdullah Bitar: Конечно. Они станут более веселыми (улыбается).

Wael Abbasi: Но согласимся ли мы– это уже другое дело. J (все громко смеются)

На вечеринке «Ночь в Гареме» мы имели возможность наблюдать Ваиля не только, как музыканта, но и как вокалиста. Для нас это была приятная неожиданность. Как часто Вы это делаете?

Wael Abbasi: В семейном кругу я делал это часто – с трёх лет. Но делал это не профессионально. Когда-то, на одном из концертов, мне предложили спеть. С тех пор все закрутилось. Но я никогда не солирую – это очень ответственно. Обычно пою на бек-вокале.

Какие блюда национальной украинской кухни вам нравятся?

Abdullah Bitar: Суп Харчо и борщ.

Wael Abbasi: Борщ и хорошая колбаса! У нас нет таких колбас, как у вас.

Belend Hasan: Гречневая каша.

Ваша национальная кухня очень отличается от украинской. Сложно ли вам было перестроиться?

Wael Abbasi: Абсолютно нет.

Abdullah Bitar: Когда я приехал в Россию (первый год я жил именно там), мне было плохо, я не мог ничего есть 2 месяца. Сейчас намного проще.

Belend Hasan: Мне было не сложно привыкнуть.

В арабских странах преимущественная религия – это Ислам. Отмечаете ли Вы мусульманские праздники, и также праздники, почитаемые в Украине?

Abdullah Bitar: У нас одна религия – МУЗЫКА. У нас один язык – это тоже МУЗЫКА.

Wael Abbasi: Абдула и Бленд – мусульмане. Я – православный христианин. Но долгое время они даже не знали об этом – это для них и для меня не имеет никакого значения. Мы – адекватные люди. Мы не террористы, не бьём женщин.

Для меня, как для православного христианина, одинаковые праздники и тут, и там. А ребята, конечно, отмечают, но не так, как дома. Они на это очень просто смотрят.

«Музыка – это в крови»

Ваиль, Вы не только музыкант, но лицензированный судья с большим опытом. Вам, как профессиональному перкусионисту, особенно видны плюсы и огрехи в исполнении восточного танца. Что Вы посоветуете исполнительницам восточного танца?

Wael Abbasi:  Да, иногда я наблюдаю, что танцовщица абсолютно не слушает ритм. РИТМ – это основное. Должно быть соответствие ритма и движений. Если мы слышим «ДУМ» – низкий звук, то обязательно движение должно быть направлено вниз: сброс бедром, акцент пятками в пол, «удар» животом и т.д. Если же слышим «ТЕК», то движения должны быть направлены вверх. Дроби – это, конечно же, всевозможные тряски. Зачастую танцовщицы игнорируют смену ритмов.

Как судья, я говорю так: я не ищу ошибок, я сравниваю. Если мы работаем по системе «3D» – образ, техника, композиция, то на первом месте для меня, конечно, техника.

Я не оцениваю строго начинающих и деток. Они могут и не знать этих нюансов.  Такие ошибки – это чаще вина тренера. Но профессионалы – это другое дело.  Попадание в ритм – это первое, что должна делать профессиональная танцовщица! Восточный танец изначально танцевали не под музыку, а под барабан. Зачем, в таком случае, существуют РАЗНЫЕ ритмы?

Маленькая подсказка для всех танцовщиц – любой ритм играет «квадратами». Если вы услышали любой ритм 1 раз, то это означает, что он повторится еще как минимум 3 раза. Это вам поможет легче ориентироваться.

Есть выражение: для того, чтобы стать знаменитым в чужой стране, нужно сначала достичь профессионализма в своей стране.

Wael Abbasi: Я стал известным в чужой стране, потому, что смог правильно показать себя. Когда я только приехал в Украину, уже был народным артистом. Меня начали приглашать выступить в ресторанах, клубах, концертах.  Другой на моём месте просил бы за свою работу больших гонораров, но я этого не делал, понимая, что на тот момент  был в Украине «никем». Меня еще никто не знал. Я тут начинал «с ноля», поэтому, принял решение, сначала показать себя и «познакомиться» со зрителем.

Мне помогли творчество и опыт.

Планы оркестра «Орнина» на ближайшее будущее?

Wael Abbasi:  Развиваться и делать хорошую качественную работу.

О ком в вашем коллективе можно сказать «душа оркестра»?

Wael Abbasi:  «душа оркестра»? Я вам скажу, душа не живет без сердца, сердце не стучит без крови. Попробуйте забрать у человека сердце или легкие…

У каждого есть своя фишка и функция.

Душа оркестра – «Орнина».

Abdullah Bitar: Мы друг без друга никак.

 

 Авторы статьи – Ольга Козлова  и Евгений Малиновский 

Фото, видео – Евгений Малиновский        

2 коментарі до “Душа оркестра – Орнина

  1. класс! читая статью, вспомнила вечеринку и ещё раз прокайфовала!
    очень искренние и душевные Орнинцы! спасибо!
    хочу, чтоб Орнина играла и пела на моей свадьбе…! )))
    Ваше исполнение не может не нравится, потому что то, КАК вы это делаете…! Успехов и творческого роста Вам!

  2. Да, “Орнина” супер! Мне посчастливилось не услышать их исполнение, но и станцевать под живую музыку! Буду рада слышать их вновь и вновь!!!!!

Залишити відповідь